Украинская социальная структура, кредитование и смерть среднего класса

Украине активно вымывается средний класс, точнее, его отправляют в экономическую мясорубку на социальный фарш. Мы идем к весьма опасной социальной структуре: 90% бедных и 10% богатых

Одна из причин вымирания нации, кроме войны - это еще и социально-жертвенный характер воспитания детей в Украине, когда два ребенка и более - это гарантированная система самоограничений для родителей.

Государство не помогает молодым семьям арендовать жилье или купить свое, обеспечить отдых детей летом (чтобы молодые родители могли побыть вдвоем), не компенсирует стоимость услуг репетиторов и нянек, чтобы молодые мамы могли быстро вернуться на работу без существенного снижения своего социального статуса.

Государство не помогает учить, воспитывать и лечить детей, а потом удивляется низким темпам рождаемости в Украине.

Материнский капитал в нашей стране явно недостаточен, а социальная политика лишена нужных акцентов.

Кроме того, в Украине активно вымывается средний класс, точнее сказать, отправляется в экономическую мясорубку на социальный фарш.

После войны мы можем придти к весьма опасной социальной структуре: 90% относительно бедных и 10% абсолютно богатых.

Как говорится, чем больше развращенной роскоши на одном общественном полюсе, тем больше слез и отчаянья на другом.

Американские ученые Уильям Томпсон и Джозеф Хики провели стратификацию общества на группы.

Они выделили высший класс (до 5% населения), который обладает максимальным влиянием на государственные и рыночные институты, высший средний класс (15%) - так называемые белые воротнички, и низший средний класс (более 30%) - с более низкими доходами и меньшей квалификацией и уровнем образования, который пытается копировать поведенческие модели высших групп ("подражатели").

В Украине подобная стратификация может быть проведена весьма условно - по причине крайне низкой численности белых воротничков и сужения высшего класса до уровня менее 1%.

Зато к низшему среднему классу до войны можно было отнести примерно 40% населения, которое в своих поведенческих моделях (покупка, нередко в кредит, дорогих смартфонов, престижных марок авто и т. д.) копирует жизненные стандарты элиты.

Определим алгоритм среднего класса в Украине.

Примем за основу зарплату в эквиваленте $1 тыс. и порог потребительских расходов для представителя среднего класса в пределах $750 на взрослого и $500 на ребенка в месяц.

Если домохозяйство состоит из одного работающего, оно получает возможность для частичного накопления.

Семья из двух работающих - это уже реальные условия для инвестирования и создания индивидуальной финансовой подушки безопасности и механизма пассивных доходов.

Декретный отпуск резко сокращает эти возможности, и уровень расходов уже не соответствует текущим доходам - домохозяйство тратит предыдущие накопления.

Появление ребенка - это уже заявка на выпадение из среднего класса, не говоря о рождении второго и последующих детей.

Ситуация несколько улучшается лишь после выхода на работу второго родителя.

И лишь по мере взросления детей и их трудоустройства домохозяйство опять возвращается в сегмент среднего класса и получает возможность возобновить накопления.

Хотя у этой модели есть и другие разновидности, например, когда оба родителя после рождения ребенка быстро возвращаются к работе, а часть дохода тратят на няню.

Мой алгоритм подтвержадет и официальная статистика.

По оценкам Института демографии и социальных исследований им. М. В. Птухи, самые низкие показатели бедности характерны для домохозяйств, состоящих из одного-двух взрослых (11%).

Эти показатели и определяют уровень рождаемости в стране: 53% домохозяйств состоят из двух людей и лишь 12% из пяти и более.

При этом дети в возрасте до 18 лет есть в 34,6% домохозяйств.

И это все - довоенные показатели. После войны все будет намного хуже.

Таким образом, размер ядра и ближней периферии среднего класса в Украине уступает показателям других стран: ядро не более 5% и ближняя периферия - менее 10% соответственно.

К среднему классу в нашей стране можно отнести домохозяйство, которое способно формировать пассивные доходы за счет роста капитализации своих активов.

В ценностных характеристиках - это максимальное дистанцирование от государства, как в плане получения субсидий, так и в части уплаты налогов, вследствие чего статистически "поймать" данную группу весьма проблематично.

К этим подгруппам примыкает значительный массив "подражательного" среднего класса, и в Украине он, напротив, значительно шире, чем в других странах, - до 30-40% населения.

Кроме того, у нас есть и своеобразный социальный буфер, который является "блуждающим" между средним классом и бедностью.

Это семьи с детьми, обладающие собственным жильем и средним уровнем дохода, зачастую теневого.

Отнести их к среднему классу нельзя по причине субсидиарной зависимости от государства и крайне неустойчивых показателей индивидуальной финансовой автономности.

Методология определения среднего класса может дать правительству ключи для формирования эффективной государственной демографической и социальной политики.

До тех пор пока тарифная нагрузка и рождение детей будут "выбивать" домохозяйства из группы средних доходов, Украина будет оставаться вымирающей страной с деградирующей инфраструктурой.

Британский экономист и социолог Гай Стэндинг выдвинул теорию современного квазиклассового общества, стратификация которого включает пять групп:

- Элита — сегмент сверхбогатых людей;

- Салариат — средний класс, работающий в формате долгосрочной полной занятости и получающий относительно высокую зарплату;

- Профессионалы — люди с востребованными в обществе навыками ручного и интеллектуального труда;

- Сердцевина — старый рабочий класс в секторах материального производства, которое еще функционирует;

- Прекариат — социальная группа, выпавшая из режима полной занятости, без долгосрочной специализации, с неопределенным заработком и без механизмов соцзащиты.

Прекариат — дитя XXI века.

Это люди, мигрирующие между различными отраслями экономики, перемещающиеся из официального сектора рынка труда в теневой и обратно.

Во многих странах это самый многочисленный класс, составляющий до 40% занятых.

Часть прекариата наивно идентифицирует себя со средним классом, не замечая ползучей маргинализации.

Здесь срабатывает фактор "избыточного образования", когда часть населения не может найти себе работу по специальности.

По размеру доходов сегмент прекариата в Украине можно оценить в 85%, а по уровню трудовой защиты – в 60%.

Это самый многочисленный класс, с отсутствием гарантий долгосрочной занятости и стабильного заработка, по доходам пребывающий то в состоянии "подражательного среднего класса", то в состоянии трудовой бедности.

Или — социальный слой, периодически погружающаяся в состояние апатии и фрустрации.

Будучи самым многочисленным, он контролирует минимум экономических активов и, естественно, не может претендовать на роль стабильного среднего класса.

С другой стороны, у нас есть и динамичный класс в виде предпринимательства, чиновничества и профессионалов.

Но только последние являются драйверами внутреннего развития, и то частично.

Первые две группы (кроме креативного подсегмента) представляют две крайние антагонистические прослойки общества: условно "мелких лавочников" (по мировозрению, а не по размеру активов) и административно-политическую надстройку.

Каждая из этих групп рассматривает страну как экономический ринг и свой ресурс, для чего периодически вовлекает в свои разбирательства информационно дезориентированный прекариат, выставляя перед ним морковку в виде шансов на вхождение в средний класс.

"Мелкие лавочники" обещают прекариату билет в средний класс за счет снижения налогов и присоединения к прослойке предпринимателей.

Чиновники обещают прекариату "билет в рай" за счет направляющей роли государства.

Лицемерят и первые, и вторые.

Такое положение вещей обуславливает перманентный раскол в обществе, когда члены одних социальных групп считают, что представители других групп априори ошибаются в своих стратегиях развития страны.

В подобных условиях верхушка, ради сохранения власти и поддержки извне, постоянно "лечит" остальную часть общества различными "реформами".

При этом большинство не может повлиять на политику, проводимую верхушкой, даже во время демократических выборов.

Потому что класс-гегемон в таком обществе — это прекариат, не имеющий сил для драйва и развития, а класс-выгодополучатель (элиты) не видит смысла в изменении статус-кво — его устраивает жизнь в условиях рентной экономики.

Безответственность политиков заключается в том, что они максимально цинично эксплуатируют, с одной стороны, фактор раскола в обществе, а с другой — его скрытую тягу либо к утраченной солидарности, либо к простым рецептам попадания в рай, то есть в прослойку богатых людей.

Кстати, одним из ключевых факторов невозможности построения устойчивого среднего класса в Украине является монетарная политика НБУ и как следствие - отсутствие кредитования населения по приемлемым процентным ставкам.

В превую очередь - речь об ипотеке. Как следствие, люди вынуждены накапливать годами деньги на покупку жилья, сокращая свои потребительские расходы откладывая попадание в средний класс "на потом".

А ведь могли бы платить ипотеку и жить в формате современного потребителя.

Кредитование, кстати, стало в свое время весьма удачным механизмом по преодолению социального кризиса капитализма в первой половине 20 века.

Возьмем простой пример.

Владелец средств производства присваивает в США 50% добавочной стоимости, созданной наемним работником за счет отчуждения 50% его добавочного труда.

Это значит, что при зарплате в 3 тыс дол, примерно столько же владелец бизнеса забирает себе.

Но примерно эти же 3 тыс дол обычный американец добирает за счет кредитов: ипотека, покупка авто, обучение детей, потребительские займы и т.д.

То есть, финансовая система в западном мире выступает в роли глобального перераспределителя национального финансового потока, добавляя в виде кредитов то, что у населения отчуждают собственники бизнеса в виде его добавочного труда.

В реальном измерении - это триллионы долларов. По сути, доступное кредитование позволяет обычному американцу жить в условиях, когда он получает почти столько же, сколько генерирует его труд.

Естественно, в этой системе возникает дефицит: ведь собственники бизнеса и население лишь частично возращают свой капитал в финансовую систему (за счет этого ресурса частично и идет кредитование).

Часть финансовых потоков покидают этот контур квазисоциальной циркуляции. Что приводит к кризисам и необходимости "доливать" финансовую воду со стороны финансовых регуляторов.

Дисбаланс особо проявился во время Глобального финансового кризиса в 2008 году, в результате чего ФРС увеличил сови активы до 9 трлн дол и провел целый ряд "количественных расширений".

В фильме "Предел риска" (сюжет - о начале того самого кризиса), один из финансистов говорит своему начинающему коллеге:

"Люди хотят так жить. Машины, огромные дома, на которые нет денег. Ты им просто необходим.

Единственная причина, по которой они живут, как короли, потому что мы давим рукой на чашу весов.

А если не это, то весь этот мир станет равным.

И очень, на хрен, быстро, но этого никто не хочет.

Они вроде хотят, но нет, они берут то, что мы даём.

Но при этом хотят, знаешь, быть овечками. Типа они не знают, откуда это взялось...".

В общем, пока в Украине не появится финансовая система, которая будет "давить на чашу весов", компенсируя за счет кредита все то, что у простого украинца забрали в процессе распределения национального дохода, устойчивый средний класс у нас не появится.

Это подтверждает период с 2005 по 2008-й, когда за счет доступного кредитования люди стали покупать машины, квартиры. Правда делали это с помощью валютного кредитования и завершилось это катастрофой.

Зато появился средний класс, который провел "буржуазную революцию" в 2014-м году вместе с олигархами и их ФПГ против государственно-адмиинстративной надстройки (которая тогда становилось все больше мафиозной).

Теперь, в условиях остутствия каких-либо компенсаторов, средний класс в Украине не простсо перестал формироваться - начало разрушаться и маргинализироваться его историческое ядро.

Зато не будет банковского кризиса и очередной революции как в 2014-м.

Тут все закономерно - банки создают средний класс за счет кредитования, это приводит к завышенным социальным ожиданиям и перегреву уровня потребления.

Как следствие - банкопад и Майдан как параллельные явления.

Сейчас подобная ситуация невозможна.

Плохо или хорошо- решать вам. Что делать дальше - решать вам.

Я лишь доктор, который ставит диагноз этой болезни.

Алексей Кущ

Читайте также на "Украина адекватная":

- Почему сто лет назад Украина лишилась независимости?
- Все ждут одного - адекватности... А не тупых историй про переименования
- Реально ли? Об угрозе вторжения армии Беларуси в Украину
- Что же вас не устраивает, рядовые граждане: то, что во власти жлобы и быдло, или то, что вы не рядом с ними?
- Весна будет тяжелой: О мирных переговорах з агрессором
- Странная сырьевая формула "успеха" во время войны, не находите?
- Почему у нас никогда не будет своих баллистических ракет, атомной бомбы, самолетов и танков? Бюрократы все сожрут
11:57Декабрь, 31 2023 32
ТОП СТАТЬИ 
неделя
месяц