Заблокирован в Украине за правду!

Реальная «жара», по-видимому, только начинается:  2024 год - перспективы и возможные сценарии хода войны в Украине

Реальная «жара», по-видимому, только начинается: 2024 год - перспективы и возможные сценарии хода войны в Украине

Времена нынче изменились, но они по-прежнему тяжелые

Перейти на БезЦензор через VPN

Наряду с общей геополитической ситуацией в 2024 году, важнейшим для Украины вопросом является война, ее перспективы и возможные сценарии. Наряду с сугубо внутриукраинскими проблемами, здесь очень многое зависит внешних факторов – от все той же геополитической ситуации и наличия в мире других значительных военных конфликтов, от изменчивых настроений на Западе и раскладов в Москве, наконец, от помощи зарубежных партнеров, без которой Украина выстоять не сможет.

От этих факторов зависят дальнейшие сценарии войны, в том числе, следует ли ожидать перемирия, в каком виде и на каких условиях.

Времена нынче изменились, но они по-прежнему тяжелые

Сразу же следует обратить внимание на то, что время визгливого и показушного патриотизма и активизма, похоже, таки окончилось. Наконец-то, до всех, кто в состоянии хоть что-то понимать, окончательно доходит то, о чем говорилось еще года этак полтора назад: недооценивать врага ни к коем случае нельзя, особенно, если это Россия с ее поистине огромными ресурсами; это война всерьез и надолго; экономику и социальную жизнь страны необходимо привести в соответствие с требованиями военного времени, и хотя очень много времени упущено, это надо делать сейчас и срочно, а не продолжать надеяться исключительно только на западных партнеров; вся эта тупая пропаганда «а ля марафон» и попытки закрыть рты несогласным обвинениями в «работе на Москву» ни к чему хорошему не ведут, тем более что западным медиа рот отечественная власть закрыть рот не может по определению; ну, и так далее…

Объективно, сейчас Украина переживает такие же тяжелые времена, как и год-полтора назад. Отличие лишь в том, что сейчас, наконец, приходит массовое осознание этого, фрустрация, крушение инфантильных надежд и карго-культов на тему «Запад с нами», «скоро будем пить кофе в Крыму» и «готовимся к параду на Красной площади».

Несколько обнадеживает тот факт, что на Западе, прежде всего, в Европе тоже начинают осознавать, что эта наиболее кровопролитная со времен Второй мировой война в Европе – это не какая-то локальная местечковая «заварушка», а вполне возможный пролог к мировой или, как минимум, панъевропейской войне с огромными жертвами, переделом границ и вообще крайне апокалиптическими перспективами. По мере этого понимания, в Европе последовал целый ряд заявлений представителей политикума, даже появились некоторые признаки того, что на Западе начинают, наконец, «шевелить булками», прежде всего, в разворачивании военного производства, о чем подробно шла речь в предыдущей публикации.

Война и мир

Не надо быть каким-то особенным провидцем, чтобы предсказать банальную вещь, а именно: война будет продолжаться, поскольку ни одна из сторон своего не добилась.

Что касается Украины, то задачи военной кампании 2023 года оказались практически полностью не выполненными: не удалось удержать Бахмут и не удалось его вернуть; стратегического прорыва к Азовскому морю не произошло; территории, отвоеванные в ходе летне-осеннего наступления, несущественны и ни на что не влияют даже на тактическом уровне.

Если говорить о стране-агрессоре, то итоги года для нее можно считать относительно успешными. Путинской армии удалось сдержать наступление ВСУ и захватить некоторые территории, которые имеют тактическое значение для возможных дальнейших наступательных действий. При этом в течение 2023 года в России был проведен масштабный рекрутинг в вооруженные силы, военно-промышленный комплекс работает в режиме военного времени, демонстрируя существенный, хоть не достаточный рост по основным номенклатурным изделиям, решается проблема «снарядного голода», хотя и не полностью.

Ход войны в Украине в 2024 году критически зависит от внешних факторов. Прежде всего, это военно-финансовая поддержка Запада. И прежде всего, речь идет о США, поскольку именно от позиции и поддержки Штатов зависит вся западная антипутинская коалиция в поддержку Украины, даже несмотря на то, что в последнее время Европа начала осознавать крайнюю опасность войны в Украине для континента, а потому в Европе наметилась некоторая активизация усилий, в том числе, и по поддержке Украины.

Также многое будет зависеть от объемов и содержания военно-финансовой помощи, которая и определит, сможет ли Украина только обороняться и удерживать ныне существующий фронт или сможет вести наступательные операции.

Другое дело, что пока по целому ряду причин, помощь и США, и ЕС зависла, но в эту тему вдаваться не будем, поскольку об этом уже множество раз говорилось.

Кроме того, ход войны будет сильно зависеть от общей позиции Запада и, опять-таки, прежде всего США, с учетом надвигающихся в Штатах президентских выборов 2024 года. В этом смысле обращает на себя внимание поток публикаций в западных медиа о необходимости перемирия или даже установления мира, к чему якобы Украину уже закулисно склоняет Запад, хотя последнее опровергается в официальных заявлениях.

В качестве аргументации приводится пресловутая «усталость Запада от войны в Украине», растущие расходы на поддержку Украины, риск неконтролируемой эскалации противостояния с Россией и перманентная угроза применения ядерного оружия, риск захвата Россией новых территорий Украины, что автоматически уменьшает общую привлекательность Украины для США, существующие и потенциальные конфликты в других регионах мира, представляющие опасность для США и союзников, на которые Вашингтону приходится отвлекать ресурсы, прежде всего, это война Израиля с ХАМАС и опасность конфликта с Китаем из-за Тайваня.

Очень важно, какую позицию выберут Штаты. Намерены ли они переходить на существенное увеличение финансирования войны в Украине вместе с поставками более сложных и дальнобойных систем вооружения – тактические ракеты и авиация, но в таком случае возникают риски эскалации с выходом конфликта за пределы Украины, включая применение ядерного оружия, что, в целом, для США и Запада недопустимо. Или же Запад попытается договориться Москвой и заморозить конфликт, довольствуясь контролем над большей частью Украины. И здесь надо понимать, что это может привести у «новому изданию Мюнхена», когда тщетные попытки «умиротворить агрессора» в скором времени приведут к эскалации агрессии и войне значительно больших, даже катастрофических масштабов.

Объективно для Украины любая заморозка конфликта неприемлема, поскольку на текущем этапе более сильные позиции имеет уже Россия, и любая заморозка, на которую может согласиться Москва, скорее всего, будет включать три базовых требования:

– признание территориальных уступок, как минимум, по действующей линии фронта, а вполне возможно, требования отдать оккупантам еще что-нибудь, например, подконтрольную Украине часть Донецкой области, а также подконтрольные территории Запорожской и Херсонской областей вплоть до областных центров;

– признание новой границы официальным Киевом;

– внеблоковый статус и тотальное разоружение остальной Украины.

При этом – никаких гарантий, что Москва не возобновит агрессию в обозримом будущем, когда Украина останется разоруженной и беззащитной.

Собственно, это ответ тем многочисленным «умникам», которые требуют немедленного заключения «мира любой ценой».

Дело даже не в том, что нынешняя власть, как бы к ней ни относиться, на указанные условия пойти не сможет в принципе, а в том, что это в принципе неприемлемо.

К тому же, если говорить о перемирии/мире, то Кремль вряд ли пойдет на заморозку войны по корейскому варианту, потому что в плане безопасности для Москвы этот сценарий является потенциально проигрышным. Украина имеет шансы де-факто стать членом НАТО, пусть и без официального оформления, но приблизительно так же, как сейчас такими членами альянса являются Южная Корея и Япония. Страны Запада все так же не будут признавать территориальные приобретения РФ с сохранением санкций. Украина качественно перевооружается, а само украинское направление для России становится на многие годы наиболее опасным.

Поэтому еще раз повторим, что, имея сейчас более сильную позицию, Москва потребует максимально возможной в нынешних условиях капитуляции Украины по всем возможным аспектам. Что также будет означать капитуляцию Запада в Украине, провал ее западной поддержки, вообще геополитический, морально-психологический провал Запада, поскольку Москва будет трубить внутри и вовне о том, как она «сделала» целый Запад во главе с Америкой.

Стратегия и тактика

Наряду с мнениями о необходимости заключать перемирие или мир с Путиным, в западных медиа и в высказываниях экспертов чаще всего упоминается необходимость для Украины перейти к обороне, сделав ставку на возрождение экономики и собственное производство оружия. Причем, повторим, о необходимости разворачивания по мере возможного военного производства в Украине говорилось буквально с весны-лета 2022 года, но ставка была сделана, опять повторим, на примитивно-позитивную пропаганду и карго-культ на тему «Запад нам поможет» в стиле незабвенного Остапа Бендера, за что сейчас приходится жесточайшим образом расплачиваться.

Правда, Зеленский и другие представители власти продолжают заявлять, что от наступательных действий Украина отказываться не будет. Буквально недавно советник Офиса по фамилии Подоляк заявил, что Украина, дескать, предъявит Москве некий ультиматум, не выполнить который Кремль не сможет, но при этом не было внятно указано, что это за ультиматум такой, и каким образом Подоляк принудит Кремль этот таинственный ультиматум выполнить.

Но множество обстоятельств указывает на то, что в условиях, когда старая стратегия в расчете на нанесение быстрого поражения Москве не сработала, а готовности заканчивать войну перемирием по линии фронта у Киева и большинства западных союзников пока нет, стратегия и тактика ведения Украиной войны все же будет глобально меняться.

Наиболее адекватная в нынешней ситуации стратегия Украины может быть следующей:

– Силы обороны Украины переходят к стратегической обороне и обустраивают мощные оборонительные рубежи в несколько эшелонов по всей линии фронта, в том числе с целью минимизировать потери;

– происходит накопление сил, восполнение потерь, получение и освоение новых западных вооружений, включая авиацию и дальнобойные ракеты, посредством которых Украина наносит постоянные удары по тылам российской армии для нанесения противнику максимальных потерь, его обескровливания, создания предпосылок для изменения в пользу Украины баланса сил на фронте;

– Украина в ускоренном темпе развивает собственную военную промышленность с акцентом на ту номенклатуру, производство которой реально запустить в кратчайшие сроки, прежде всего, беспилотники, боеприпасы, минометы, ракетные вооружения; все это с целью компенсировать ограниченность возможностей Запада продолжать поставки оружия, а также продержаться то время, которое нужно западной промышленности для многократного увеличения производства вооружений;

– осуществляется восстановление экономики Украины в тылу, что снизит зависимость от западной помощи, а также нормализует социальную атмосфере в стране, поддержит веру граждан в будущее, предотвратит рост уныния и депрессии в обществе.

Отметим, что восстановление экономики с упором на военную промышленность является сейчас для Украины не менее важным делом, чем собственно боевые действия на фронте.

Расхожие разговоры о том, что наладить военное производство невозможно по причине того, что агрессор имеет возможность обстреливать всю территорию Украины вплоть до самого западного закарпатского городка Чоп на венгерской границе, не выдерживают критики и являются досужей болтовней, которой прикрывается нежелание и/или неумение организовать производство. Даже с учетом того, что ПВО Украины благодаря помощи западных партнеров сейчас хоть и является едва ли не самым лучшим в мире, но его все равно далеко не достаточно.

Действительно, враг имеет возможность обстреливать всю территорию Украины, причем с достаточно высокой точностью. Но интенсивность этих обстрелов не идет ни в какое сравнение с массированными, даже ковровыми бомбардировками, которым во время Второй мировой войны гитлеровская Германия подвергала территорию Великобритании, а англо-американская авиация – Германию. Но и в Германии, и в Британии в то время военпром работал на пределе возможностей, а производственные мощности обустраивались под землей, в горах, в пещерах, они рассредотачивались по территориям воюющих стран вплоть до гаражей и сараев.

Другое дело, что развитие экономики и создание новых производств во время войны требует очень грамотной экономической и промышленной политики властей. Подобного рода компетенций отечественная власть не в состоянии была продемонстрировать даже в мирное время при благоприятной мировой конъюнктуре. С началом полномасштабной войны с управленческими кондициями лучше не стало, откровенно говоря, стало только хуже. К этому следует добавить эскалацию тупого бюрократического беспредела, коррупции, воровства, что во время войны выглядит особо аморально, омерзительно, а главное – крайне опасно для будущего страны.

Вместе с людьми, из страны убегает капитал, начиная от «мелочи» и оканчивая «самым крутым олигархом нашего хуторка» Ахметовым, который выведенный из многострадального искореженного войной отечества капитал инвестирует в Европе на глазах у власти, которая пытается обложить дополнительными поборами разного рода бизнес-«мелюзгу». Впрочем, это отдельная тема.

Но в связи с подобного рода оборонительной стратегией возникают вопросы.

Переход к обороне, возможно, позволит сохранить нынешнюю подконтрольную территорию или не допустить новых крупных потерь территорий. Но такая стратегия не позволит освободить захваченные территории и реализовать на практике лозунг о «границах 1991 года».

Таким образом, опять возникает вопрос о возможности заключения перемирия по линии фронта. Впрочем, как сказано выше, в качестве условия перемирия Москва может «выкатить» совершенно неприемлемые условия, пользуясь своей более сильной нынешней позицией.

Расчеты на то, что затяжная война на истощение приведет к внутренней дестабилизации России, включая все эти, откровенно говоря, идиотические рисования на карте, «как Россия будет разваливаться», изначально вызывали раздражение, даже бешенство у любого трезво мыслящего человека, тем более если он хоть сколько-нибудь значительную часть своей жизни прожил в СССР. История Российской империи, а потом СССР имеет факты, когда указанные государственные образования разваливались неожиданно и радикально, но делать на это ставку, как минимум, несерьезно, а по большому счету преступно, ибо ни в коем случае нельзя недооценивать врага, тем более такого, как Россия, которая имеет ресурсов и вооружений едва ли не больше, чем весь остальной мир. Расчет на развал России есть вариация на тему «Запад нам поможет», фактически, это бегство от реальности в иллюзии и в опасные надежды на то, что все решится само собой.

Поскольку никакого особого внутреннего раздрая в России не наблюдается, наоборот, имеет место консолидация местного в массе деградировавшего населения вокруг преступной путинской фашизоидной клики, то на первый план выходит ресурсы.

А ресурсы Украины, даже с учетом помощи зарубежных партнеров, пока что намного меньше, чем у России. Это в своей нашумевшей статье в Economist говорил главком ВСУ генерал Залужный, о чем шла речь в публикации «Американская помощь Украине и Израилю – это «две большие разницы».

Особенно четко это видно на примере численности армии – в Украине срывается план по мобилизации, нарастает нехватка личного состава в войсках, в то время как в России даже без мобилизации действующая армия пополняется на десятки тысяч контрактников ежемесячно. А если пройдет вторая волна мобилизации, то численное преимущество России на фронте может стать подавляющим. Поэтому далеко не факт, что через год баланс сил на войне поменяется в пользу Украины. Вполне возможно, ситуация станет еще хуже. К тому же, чем дальше, тем больше возникает вопросов к стабильности западной помощи, к возможности и желания Запада нарастить производство оружия в обозримой перспективе.

Другое дело, что на данный момент не просматривается иная стратегия, кроме как уйти в стратегическую оборону, развернуть оборонпром, накопить резервы, в том числе и прежде всего, с помощью зарубежных партнеров, потому что самостоятельно Украина войну с Москвой «вытянуть» не в состоянии по определению. Причем для этого Запад должен срочно сам наращивать военное производство, вооружаться и готовиться к отражению агрессии, поскольку ситуация становится все более опасной, и на Западе это вроде бы, наконец, стали понимать.

Таким образом, опять-таки, вся надежда на увеличение зарубежной помощи по мере возможного разворачивания военпрома на Западе, но также многое зависит и от Украины, которая в конце концов должна развернуть все, что возможно и реально. Индикатором реальной позиции Запада станет то, как разрешится ситуация с выделением помощи США и ЕС в течение января-февраля.

И опять о прошедшем и наступающем

Совершенно случайно в соцсетях довелось наткнуться на краткую, меткую, хоть пусть и субъективную картину прошедшего 2023 года и перспектив на будущее с началом 2024 года, каковую картинку приводим ниже в завершение этого очерка и 2023 года:

«Первая половина 2023 года проходила на эмоциональном подъеме: западные лидеры соревновались в любви к Украине, все делили шкуру неубитого медведя и хотели быть причастны к большой исторической победе.

С первых дней контрнаступления началось дистанцирование. Заявления стали более выверенными, поставки скромнее. Маятник качнулся в другую сторону.

Все хотят стоять под софитами «антипутинской коалиции», но только запахло поражением, и «битва сил добра против зла» превратилась в локальный региональный конфликт.

Теперь маятник снова достиг предела.

Год заканчивается осознанием: что будет, если вдруг Украина реально упадет? Все начинают считать, пересчитывать, и ответ никому не нравится. Оказывается, никто к такому варианту не готов ни математически, ни психологически, ни логически – никак.

Польшу готовы защищать 15% граждан, Германию еще меньше. Сколько испанцев готовы воевать за Литву? А сколько готовы воевать так, как воюет Украина: в окопах, отражать мясные штурмы российских «зеков», под ударом артиллерии и с FPV-дронами над головой?

Самое страшное: что будет, если вдруг Россия поглотит Украину, выйдет на границы НАТО и мобилизует разочарованных, чувствующих себя преданными украинцев?

Внезапно оказывается, что поддержка Украины вопрос не только политической логики, но вопрос жизни. И с этим совершенно новым, внезапным и шокирующим открытием для Запада мы входим в 2024 год.

Вот тут-то и начинается реальная жара, ребята».

К сожалению, автор этого опуса скорее всего прав: реальная «жара», видимо, еще только начинается…

Александр Карпец - источник

Перейти на БезЦензор через VPN


Читайте также на "Украина адекватная":

- Байден опережает Трампа: как меняется фаворит выборов
- Кадровая "косметика" в ОП: Сбрасывают балласт или он сам разбегается?
- Украина - это страна других: Кто-то другой, но не ты..., не я..., не мы...
- Данилов уволен с должности секретаря СНБО
- Ракеты не той системы: о тупом массовом хайпо@бстве
- Враг ищет слабости в противовоздушной обороне Украины
- Пакистан, Израиль имеют ядерное оружие. А почему не имеем мы?
09:43Январь, 27 2024 375
ТОП СТАТЬИ 
неделя
месяц